Известные физики шутят — выпуск №10

Известные физики шутят — выпуск №10

Как собрать богатый урожай

В Манчестерской лаборатории Резерфорда, где было открыто атомное ядро, побывали в 1911 году немало ученых из разных стран. Один из них — крупнейший японский физик Нагаока — написал Резерфорду из Токио: «Мне кажется гением тот, кто может работать с такой простой установкой и собирать при этом богатый урожай, далеко превосходящий то, что получают другие с помощью самых чувствительных и сложных устройств».
Это похоже на известные слова Гельмгольца о Фарадее: «Он показал мне все, что нужно было видеть. Но это было не много, ибо старые куски проволоки, дерева и железа кажутся ему достаточными для того, чтобы прийти к величайшим открытиям».

Плохо моете посуду…

Однажды, в лабораторию Фарадея, проводившего опыты по сжижению хлора, зашел доктор Парис (приятель Деви). Фарадей нагревал гидрат хлора в закупоренном сосуде. Когда на стенках сосуда стали оседать какие-то капельки, доктор Парис спросил:
— Откуда взялось маслянистое вещество на стенках? Не плохо ли вы моете посуду перед опытами? Иначе откуда в пробирке масло?
Фарадей промолчал, однако через некоторое время он не отказал себе в удовольствии послать доктору Парису нарочного с пакетом, в котором была краткая записка — химический анализ «грязи». Жидкостью, сконденсировавшейся на холодных стенках стеклянного сосуда, был жидкий хлор.
Примечание. Фарадей сумел впервые перевести в жидкое состояние почти все известные в то время газы (двуокись серы, двуокись углерода, аммиак). Он создал необычайно простое устройство для сжижения хлора, считавшегося в то время несжижаемым газом. Какое?

Макс Планк как ученик и как учитель

Макс Планк уже в старости, чествуемый как родоначальник квантовой теории, рассказал во всеуслышание о своем давнем разговоре с семидесятилетним профессором Жолли, своим учителем, причем рассказал с улыкой,словно о чем-то нелепо анекдотическом. Когда он как ученик, еще юношей пришел к своему учителю и сказал, что намepeн посвятить свою жизнь теоретической физике, Жолли ему ответил: «Молодой человек, зачем вы хотите испортить себе жизнь, ведь теоретическая физика уже в основном закончена? .. Стоит ли браться за такое бесперспективное дело?»
Между тем нельзя не заметить, что история подшутила и над самим Планком. В своем подчеркнуто настороженном отношении к собственной гениальной гипотезе квантов он тоже, хотя и совсем по-иному, оказался перед лицом младших современников (прежде всего … перед лицом Эйнштейна) в положении отца, не советующего детям доверяться новым дорогам.
А.Ф. Иоффе, например, не раз рассказывал, как в свое время, в десятых годах, уже маститый Планк убеждал его, молодого ученого, очень осторожно обращаться с идеей квантов — «не идти дальше, чем это крайне необходимо» и «не посягать на самый свет».
Это предостережение было вызвано как раз тем, что такое посягательство, незаботясь об осторожности, уже совершил в 1905 г. Эйнштейн, который увидел в квантах не удачный математическйй прием, а средство вскрыть существо света.
Молодой Иоффе, взявшись за развитие взглядов Эйнштейна, спросил у Планка: «Напечатаете ли вы мою статью в «Анналах физики»?»
С широтой большого ученого Планк ответил, что, конечно, не будет возражать против ее опубликования, но с честностью человека, не умеющего идти против своих убеждений, заметил, что ему было бы больше по душе,если б статью принял к печати второй редактор «Анналов физики», Вин.
«Я буду огорчен, — примерно так сказал Планк,- что опубликована статья, в которой сделан еще один шаг в сторонy от классической теорйй светa».
Крутые повороты во взглядах, ломка сознания труднее всего даются людям.

Телеграмма Лоуренсу

Лоуренс, работавший в Сан Франциско, где был установлен гигантский фазатрон,сделал одно из волнующих открытий — открыл антипротон. В свои 38 лет он стал одним из признанных великих физиков. Его друг в день получения Лоуренсом Нобелевской премии шутливо телеграфировал ему: «Дорогой Эрнест, ты подаешь некоторые надежды в смысле карьеры … »

О лекторе и слушателях

Декан Московского университета Раковский однажды высказался так: «Есть лекторы двух типов. Когда лектор первого типа заканчивает лекцию, слушатель думает: «Какой он умный, и какие мы дураки — мы ничего не поняли!» Когда замолкает лектор второго типа, слушатели с удивлением переглядываются: «Какой он глупый, и какие мы умные — мы поняли все!» Я предпочитаю принадлежать ко второму типу».

Я похож на страуса…

Эйнштейн писал Луи де Бройлю: «Я, должно быть, похож на страуса, который все время прячет голову в песок относительности, чтобы не смотреть в лицо гадким квантам» (1954 год).
Сознание физиков долго противилось вторжению квантов в физическую картину мира.

Как ловили эфирный ветер

Известно, что модель неподвижного эфира предложил в XIX веке Лоренц, но идея эфира была опровергнута замечательно тонким опытом Альберта Майкельсона.
Не раз экспериментаторы (Морли, Миллер и др.) пытались опровергнуть опыт Майкельсона, увеличивая точность измерения. Ловля эфира стала для них сбором улик против теории относительности.
В начале 30-х годов физик Георг Иосс предпринял новые опыты и еще раз развеял легенду о пойманном эфире. При этом он без всякой вежливости высмеял другого физика — Миллера: на свою беду, тот всерьез указал, что в стене его высокогорной лаборатории, через которую должен был «дуть эфирный ветер», имелось стеклянное окно, дабы этому ветру было легче дойти до прибора!
«К сожалению, — издевался Иосс, — Миллер не указывал, было ли в противоположной стене другое окно, чтобы эфирный сквозняк стал сильнее».

Дух приключений

Пьер Оже, чье имя можно встретить на страницах любого курса атомной физики (эффект Оже, электроны Оже, ливни Оже), говорил о духе приключений, присущем ученым — физикам. Он имел в виду приключения в прямом смысле слова: полеты на воздушных шарах за облака, путешествия в горы, блуждания по глубоким подземельям, погружения на дно озер, морей …
Готовность к риску и любым лишениям отличает исследователей природы. Дух приключений был свойственен им всегда. Назовите известные вам «приключения» физиков.

Здравый смысл англосаксов

Известный немецкий ученый Вилли Вин в одной беседе с Резерфордом иронически сказал: «Англосаксы не могут понять теории относительности!»
Защищаясь, Резерфорд рассмеялся. «Нет, почему же, — примерно так ответил он Вину, — у нас, у англосаксов, более чем достаточно здравого смысла!»

Поющие электроны

Что это за явление — «поющие электроны»?
Когда снаряд или реактивный самолет летит со сверхзвуковой скоростью, мы слышим особый характерный свист или вой. Это их «звуковой шлейф».
«Именно поэтому, — сказал И.Е. Тамм в своей Нобелевской речи в Стокгольме, — выяснив совершенно аналогичный механизм излучения Вавилова — Черенкова … мы стали называть это явление «поющими электронами» «.

Нужна большая корзина

Прибыв в Принстон, Эйнштейн попросил поставить в его кабинете большую корзину для бумаг, «самую большую».
— Почему большую!? — заинтересовались служащие.
— Я делаю много ошибок.

Принцип наименьшего действия

В XVIII веке француз Мопертюи, прекрасно образованный драгунский капитан, которому наука показалась интересней, чем война, стал астрономом, геодезистом, механиком и оставил по себе бессмертную память, завещав теоретической физике «принцип наименьшего действия».
Не заботясь об аргументах более строгих и более доказательных, он ссылался на мудрость «Создателя и Управителя Вселенной», который, по его мнению, не допустил бы бесполезной траты работы и времени. Бывший драгун умер на руках монахов-капуцинов.
И не случайно, занимаясь физикой, он думал совершенно всерьез, что это Господь Бог разглашает его устами свои административные тайны — рассказывает, как управляется он со Вселенной.
Но вопреки Мопертюи, тайна наименьшего действия выглядела как закон экономного самоуправления материи: «Если в природе происходит само по себе какое-нибудь изменение, то необходимое для этого количество действия есть наименьшее возможное».
И столетие спустя после Мопертюи, в 40-х годах XIX вeкa, благодаря трудам, почти одновременным и независимым, двух гениальных математиков — Михаила Остроградского в Петербурге и Вильяма Гамильтона в Дублине, — этот принцип стал руководящим в классической механике.

Гейгер как раб…

Резерфорд сказал однажды о своем ученике-ассистенте: «Гейгер работал как раб».
Ганс Гейгер вел решающие опыты, задуманные учителем. Резерфорд называл его «демоном счета альфа-частиц», восхищался его талантливостью, поражался неутомимости.

Рецензия Ландау

Лев Давидович Ландау пользовался среди физиков непререкаемым авторитетом. Его краткая надпись на чьей-то научной работе: «Одобряю, Ландау» — всегда означала, что написана новая незаурядная теоретическая статья, проделана новая интересная экспериментальная работа.

Как движется электрон?

Крупнейшего английского теоретика нашего времени Поля Андрианна Мориса Дирака спросили:
— Как движется электрон?
— Как хочет, у него свободная воля!

Жизненное правило: шутить!

Выдающийся немецкий физик Франц Нейман, основоположник кристаллофизики, сформулировал в молодости жизненные правила, которые он назвал заповедями и которыми руководствовался всю жизнь.
В первой из них (их всего 12) говорилось: «Знай, что надо говорить, умей выразить свои мысли, шути, если ты умеешь это делать в легкой форме».

Авторы – А.В.Хуторской, Л.Н.Хуторская “Увлекательная физика”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *