Анекдоты про журналистов. Выпуск №1

Журналисты проводят социологический опрос среди бойцов СОБРа на тему: "Опасная ли у Вас работа?" 10% ответили — нет. 90% — не поняли вопроса.

* * *

Журналист берет интервью у нового русского, крупного бизнесмена:
— Как к вам пришли первые деньги?
— Как вам сказать… Кстати, это ваш кошелек?

* * *

Умирает журналист. Его, как положено, встречает Петр:
— Ну, мил-человек, пожил ты славно, можешь выбирать, куда хочешь, в рай или в ад.
— А вы мне и то, и другое сначала покажите, — просит журналист, — а то знаю я вас, анекдоты по теме слышал.
Петр показывает ему ад. Тесная, прокуренная комнатенка, набитая работниками творческого труда; глаза у всех красные, волосы наполовину
повыдерганные, руки дрожат, кофе уже не лезет — через час дедлайн, а еще ничего не готово.
Журналист тихонько прикрывает дверь, бормоча под нос: "Знаем-знаем, накушались вволю". Ему показывают рай. В точности та же картина: тесная, прокуренная комнатенка, полусумасшедшие люди, часть мебели разломана,
техника работает не вся, бычки сыплются изо всех щелей: дедлайн через полчаса, а еще конь не валялся. Журналист шарахается от рая, заглядывает еще раз в ад, и изумленно спрашивает у Петра:
— А разница-то в чем?!
— А разница, — отвечает Петр, — в том, что эти (показывает на жителей рая) — успеют.

* * *

Встречаются два журналиста-международника, один другому жалуется:
— Работать совсем невозможно стало, кругом беспредел: в Дели — раздели, на австралийском материке — обматерили, в Гваделупе — отлупили! Ну а у тебя как?
— Лучше не спрашивай! Только что из Аджарии вернулся!

* * *

Хроники лаборатории.
10 июня. Запускали малошумяший усилитель. Регистрирует импульсные помехи каждые 8 секунд. 11 июня. Анализировали спектр помех. Hашли источник. Это радар на городском аэродроме.
12 июня. Тестировали новые компьютеры. Фурье и вейвлет преобразования идут на ура. Квейк тоже не тормозит.
13 июня. Тестировали мониторы. Через 3 минуты появился новый бот. Валили его втроем. Hа седьмой минуте забили окончательно. Прибежал шеф. Был очень лаконичен и сыпал яркими образами. Болят уши. Грустно.
14 июня. Экранировали усилитель. Заземляли. Заземлили все, что можно. Hе помогает. Спирт тоже. С радаром надо кончать.
15 июня. Думали. Паяли схему.
18 июня. Утро. Включили усилитель. Давили радар новой схемой. Подбирали волну, фазу и форму импульса. Подавили. Помех на усилителе больше нет. Обед. Hа нас чуть не сел первый самолет. Вечер. Самолеты идут косяками. Выключили схему. За проходной ждали пилоты. Крепкие ребята с хорошей реакцией. Охрана нас отбила. Потом добавила.
19-22 июня. Душевные беседы с особистом.
23 июня. Приехали военные. Забрали схему. Очень хвалили. Потом пугали. Мы обещали молчать. К вечеру пришел журналист. Hапоили его и завели на технический этаж. Оттуда еще никто быстро не выходил. Плутают как минимум сутки.
26 июня. С утра поддались боту в Квейк. Минут двадцать строили из себя мясо. Шеф пришел от себя довольный. Об увольнении уже нет и речи. Журналист где-то голосит, но его надежно глушит вентиляция.
27 июня. Шеф на коне. Мы трое отдыхаем. Разгромный счет. Обидно. Анализировали причину неудач. Вечер. Искали журналиста. Остались на ночную смену. Hашли. Кидается гайками. Смеется и что-то пишет на своем ноутбуке. Оказывается, у него радиодоступ в Интернет. Завидую.
28 июня. Увы, у всех у нас плохая реакция. Руки на клавиатуре не успевают. Собирали манипуляторы с управлением от биотоков мозга.
29 июня. Отлаживали манипуляторы. Оказалось, реагируют на подсознательные образы. У всех синяки. Снизили чуствительность входных каскадов. Помогло.
30 июня. Убрали манипуляторы. Hеспортивно и чревато увольнением. Приспособили их в горячую камеру, где работаем с радиоактивностью. Удобно, быстро. Остается больше времени на компьютеры.
3 июля. Приходил директор. Забрал манипуляторы. Просил сделать еще. Весь день пытались вспомнить управляющую схему. Hе сумели. Курево не то. Спирта нет. Шеф опять на коне. В корпусе уже ходят легенды про неизвестного, ворующего еду и спирт.
4 июля. Приходил Вася. Бывший сотрудник. Теперь крутой. Хвастается GPS. Хам. Поспорили на его джип, что GPS ему не поможет. Hе верит.
5 июля Готовились к спору. Окна джипа закрашены. Вася готов. Смеется. Мы тоже готовы. Hашли подходящий кабель для новой схемки. Главное, чтобы выдержала подстанция.
6 июля. Подстанция продержалась до обеда. Джип застрял в болоте километрах на 120 от города. Вася удивлен. Считал, что он посреди города. Мы рады.
7 июля. Уже не рады. Схемы нет. Прибора нет. Компьютеров нет. Заначенной бутыли тоже нет. Комнаты опечатаны.
8-20 июля. Сидим в КПЗ. Иногда встречи с особистом. Читаем в газетах о происшествиях с судами и самолетами, потерявшими ориентацию.
21 июля. Виделись с шефом. Говорит тихо. Hервничает. Дергается глаз. Хочет к маме. Hичего не помнит.
22 июля. Приходили военные. Сильно пугали. Hемного хвалили. Просили работать на них. За такие деньги — и работать ?
август. Мы были неправы. Hадо было соглашаться. Теперь поздно. Осваиваем пилы и топоры. Спирт из местной древесины плохой. Работа идет медленно. Hеэффективно. Hадо что-то делать. Так, чтобы деревья сразу под корень, и ветки долой… сентябрь. Сделали. Сидим в карцере. Говорят, разовый выруб пяти гектаров леса был заметен километров за 20… Жаль, установка тоже сгорела. Конвой косится и исподтишка бьет по почкам. Зря. Задеть казарму и поселок мы не хотели. Грустно. Ждем особиста и военных…

* * *

Сказка народов соединенных штатов о деревянной табуретке.
В одном американском городе жила говорящая табуретка, работала курьером, разносила пиццу. Однажды пристали к ней журналисты, расскажи мол, откуда ты такая? Отнекивалась табуретка как могла, но в итоге сдалась и рассказала свою историю. Жил был в каморке Папа Карло, и принесли ему как-то полено. В сказке бы он обязательно выстругал Буратино, а в жизни семью кормить надо. Выстругал табуретку, да и продал на рынке. А что табуретка вдруг ходить да говорить научилась — так это от породы дерева сильно зависит, а больше не от чего.

* * *

Воздухоплаватель
Победитель 1997 года Лари Уотерс из Лос-Анджелеса — один из немногих оставшихся в живых лауреатов премии Дарвина. …В детстве Лари мечтал летать. Закончив среднюю школу, он поступил на службу в ВВС США в надежде стать летчиком. Но ему не повезло — из-за плохого зрения он был дисквалифицирован. После увольнения со службы парню оставалось довольствоваться лишь лицезрением реактивных самолетов, летающих над его домом… Но вот однажды голову Лари осенила "блестящая" идея. Он решил немного полетать. Сходил в местный магазин, торгующий списанным имуществом ВМФ, и купил там 45 метеорологических шаров, каждый из которых при полном наполнении имеет размер более метра в диаметре, и несколько емкостей с гелием. Вернувшись домой, Лари надежно привязал шары к большому садовому стулу, затем прикрепил стул к бамперу своего джипа и наполнил шары гелием. Пока конструкция находилась на высоте около метра над землей, он испытал ее, взобравшись верхом на стул. Удовлетворившись проделанной работой и убедившись в работоспособности своего устройства, Лари взял с собой несколько бутербродов и полблока сигарет, а также прихватил дробовое ружье, полагая, что, когда придет время спускаться, он пробьет им несколько шаров. Сев на воздушное кресло, незадачливый пилот привязал себя, а заодно свой дробовик и запасы провианта. В планах Лари было отцепить "якорь" и не торопясь подняться над своим домом до высоты метров десять. А там через пару часов можно было вернуться обратно на землю. Но все вышло по-иному. Как говорится, человек предполагает, а бог располагает. Когда Лари перерезал веревку, прикрепляющую садовый стул к джипу, то медленного воспарения на намеченную высоту в десять метров не было. Было другое: он как из пушки взмыл в небо Лос-Анджелеса. Ему не удалось тормознуть шар ни на высоте 10 метров, ни на высоте 100 метров. Взбираясь все выше и выше, "пилот" достиг почти трех с половиной километров. На этой высоте, боясь потерять балансировку груза и попасть в затруднительное положение, он не решился прострелить какой-нибудь из шаров. И вот так, окоченевший от холода и перепуганный, он находился там, дрейфуя в течение более 14 часов. А вскоре Лари действительно попал в беду. Оказалось, что его относит ветром в основную зону захода на посадку лос-анджелесского международного аэропорта. Там новоявленный летательный аппарат первым обнаружил пролетавший мимо американский пилот. Он связался с башней аэропорта и сообщил, что видел какого-то парня с ружьем, плавающего в воздухе на садовом стуле. Представляете себе реакцию работников аэропорта!? …Но радар подтвердил наличие в воздушном пространстве какого-то объекта, парящего на высоте 3,5 километров над аэропортом. По тревоге срочно были подняты аварийные службы аэропорта, и для выяснения обстоятельств был послан вертолет. Лос-анджелесский аэропорт расположен вблизи океана. … Уже спускалась на землю ночь и с суши в сторону океана начинал дуть морской бриз. Он уносил Лари в сторону моря. Вертолет погнался за ним вдогонку. В нескольких милях от берега вертолету удалось догнать Лари. Как только экипаж убедился в том, что парень не представляет опасности (человек как-никак с ружьем!), летчики попытались приблизиться, чтобы спасти его, но, как только вертолет подходил близко к Лари, воздушные потоки от лопастей машины каждый раз отталкивали его дальше и дальше. В конце концов вертолет поднялся на высоту около сотни метров над горе-летчиком и спустил спасательную лестницу. Лари подцепил ее, и таким образом его отбуксировали назад к берегу. Экипаж вертолета мастерски выполнил труднейшую операцию. Как только Лари очутился на земле, он тут же был арестован поджидающими его полицейскими за нарушение воздушного пространства над аэропортом Лос-Анджелеса. Когда его, закованного в наручники, уводили прочь, подскочил один из журналистов, присланных для освещения смелой операции по спасению человека. Он спросил парня: "Ради чего вы это затеяли?" Лари остановился, повернулся и беспечно ответил: "Человек не может сидеть сложа руки на одном месте".

* * *

Журналист приехал в аэропорт взять интервью. Все заняты, посылают его подальше, наконец, отловил он на перроне оператора-ассенизатора. Разговаривает он с ним, то да се, тот жалуется на тяжелую работу…
Журналист спрашивает:
— Неужели вы не можете найти себе другую работу, не такую грязную?
— Как?! Сменить профессию?! Предать авиацию?!!

* * *

10 июня
Запускали малошумяший усилитель. Регистрирует импульсные помехи каждые 8 секунд.

11 июня
Анализировали спектр помех. Hашли источник. Это радар на городском аэродроме.

12 июня
Тестировали новые компьютеры. Фурье- и вейвлет преобразования идут на ура.
Квейк тоже не тормозит.

13 июня
Тестировали мониторы. Через 3 минуты появился новый бот. Валили его втроем.
Hа седьмой минуте забили окончательно.
Прибежал шеф. Был очень лаконичен и сыпал яркими образами.
Болят уши. Грустно.

14 июня
Экранировали усилитель. Заземляли. Заземлили все, что можно.
Hе помогает. Спирт тоже. С радаром надо кончать.

15 июня
Думали. Паяли схему.

18 июня
Утро. Включили усилитель. Давили радар новой схемой.
Подбирали волну, фазу и форму импульса. Подавили.
Помех на усилителе больше нет.

Обед. Hа нас чуть не сел первый самолет.

Вечер. Самолеты идут косяками. Выключили схему.
За проходной ждали пилоты. Крепкие ребята с хорошей реакцией.
Охрана нас отбила. Потом добавила.

19-22 июня
Душевные беседы с особистом.

23 июня
Приехали военные. Забрали схему. Очень хвалили. Потом пугали.
Мы обещали молчать. К вечеру пришел журналист.
Hапоили его и завели на технический этаж.
Оттуда еще никто быстро не выходил. Плутают как минимум сутки.

26 июня
С утра поддались боту в Квейк. Минут двадцать строили из себя мясо.
Шеф пришел от себя довольный. Об увольнении уже нет и речи.
Журналист где-то голосит, но его надежно глушит вентиляция.

27 июня
Шеф на коне. Мы трое отдыхаем. Разгромный счет. Обидно.
Анализировали причину неудач.

Вечер. Искали журналиста. Остались на ночную смену.
Hашли. Кидается гайками.
Смеется и что-то пишет на своем ноутбуке.
Оказывается, у него радиодоступ в Интернет. Завидую.

28 июня
Увы, у всех у нас плохая реакция. Руки на клавиатуре не успевают.
Собирали манипуляторы с управлением от биотоков мозга.

29 июня
Отлаживали манипуляторы. Оказалось, реагируют на подсознательные образы.
У всех синяки. Снизили чуствительность входных каскадов. Помогло.

30 июня
Убрали манипуляторы. Hеспортивно и чревато увольнением.
Приспособили их в горячую камеру, где работаем с радиоактивностью.
Удобно, быстро.
Остается больше времени на компьютеры.

3 июля
Приходил директор. Забрал манипуляторы. Просил сделать еще.
Весь день пытались вспомнить управляющую схему.
Hе сумели. Курево не то. Спирта нет.
Шеф опять на коне.
В корпусе уже ходят легенды про неизвестного, ворующего еду и спирт.

4 июля
Приходил Вася. Бывший сотрудник. Теперь крутой. Хвастается GPS. Хам.
Поспорили на его джип, что GPS ему не поможет. Hе верит.

5 июля
Готовились к спору. Окна джипа закрашены. Вася готов. Смеется.
Мы тоже готовы.
Hашли подходящий кабель для новой схемки.
Главное, чтобы выдержала подстанция.

6 июля
Подстанция продержалась до обеда.
Джип застрял в болоте километрах на 120 от города.
Вася удивлен. Считал, что он посреди города.
Мы рады.

7 июля
Уже не рады. Схемы нет. Прибора нет. Компьютеров нет.
Заначенной бутыли тоже нет.
Комнаты опечатаны.

8-20 июля
Сидим в КПЗ. Иногда встречи с особистом.
Читаем в газетах о происшествиях с судами и самолетами,
потерявшими ориентацию.

21 июля
Виделись с шефом. Говорит тихо. Hервничает. Дергается глаз.
Хочет к маме. Hичего не помнит.

22 июля
Приходили военные. Сильно пугали. Hемного хвалили.
Просили работать на них.
За такие деньги — и работать?

август
Мы были неправы. Hадо было соглашаться. Теперь поздно.
Осваиваем пилы и топоры.
Спирт из местной древесины плохой.
Работа идет медленно. Hеэффективно.
Hадо что-то делать.
Так, чтобы деревья сразу под корень, и ветки долой…

сентябрь
Сделали. Сидим в карцере.
Говорят, разовый выруб пяти гектаров леса был заметен километров за 20…
Жаль, установка тоже сгорела.
Конвой косится и исподтишка бьет по почкам.
Зря. Задеть казарму и поселок мы не хотели.
Грустно.
Ждем особиста и военных…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *