Известные физики шутят — выпуск №3

Известные физики шутят — выпуск №3

Новорожденный ребенок

Майкл Фарадей читал однажды лекцию в Королевском институте в Лондоне. При этом он демонстрировал опыт: подносил к проволочной катушке магнит и показывал, что в катушке возбуждается чуть заметный электрический ток.
— Профессор, — спросила его после лекции одна из слушательниц, — но если даже такой слабый ток и возникает, какое это может иметь значение?
— Мадам, — галантно ответил ей ученый, — можете ли вы предсказать судьбу новорожденного ребенка?

«Смеющийся» философ

Демокрит имел почетное прозвище — «Мудрость». В его честь поставили медные статуи. А еще Демокрита прозвали «смеющимся» философом, так как многим его критическое отношение к жизни казалось странным. Грешно, мол, смеяться над тем, что предопределено свыше.
Демокрит же говорил, что боги тут ни при чем. Природа наделила человека рассудком, который он может использовать себе во благо, предугадав, что есть и что будет. Ум человека позволяет ему видеть гораздо дальше, чем на это способен даже орел с его острым зрением, слышать лучше, чем летучая мышь. Но чаще всего человек слеп и глух и остается игрушкой в руках судьбы. Зло не вне человека, а внутри него! Как же не смеяться над этим парадоксом!

Пипетка для комариного носа

Когда атомные исследования в Советском Союзе получили значительное развитие, на циклотроне Радиевого института в Ленинграде было получено небольшое количество плутония шарик диаметром в полмиллиметра. Академик И.И. Черняев, специалист в области платиновой группы металлов, с раздражением сказал:
— Прежде чем давать задание, надо хоть немного соображать. Вот шарик в один миллиметр, а вот — в полмиллиметра. И вы хотите, чтобы я на этом количестве металла и температуру плавления определил, и механические свойства, и микроструктуру исследовал, и все аллотропические формы. Я думал раньше, что самая маленькая вещь на свете — комариный нос. А вы хотите получить от меня пипетку, чтобы мистоль комару в ноздри пускать?!
Собеседники не заметили, что рядом стоял Курчатов, который, смеясь, хлопнул Черняева по плечу:
— Правильно, Илья Ильич, вы прекрасно поняли задачу! Вот именно — нам такая пипетка и нужна. А раз вы задачу понимаете, я уверен, что вы ее решите.
у Черняева раздражение мгновенно прошло, он засмеялся и сказал:
— Раз надо — так надо.
Собеседник Черняева тоже засмеялся.
Курчатов спросил:
— А вы чего смеетесь?
— Анекдот вспомнил.
— Какой?
— Один человек попал на ипподром и заметил, что у него шнурок у ботинка развязался, он нагнулся, чтобы его завязать, и вдруг кто-то ему на спину накинул седло.
— Ну и что? — спросил Курчатов.
— Побежал. Что же делать, надо — так надо, первое место не занял, но на второе вышел.
Все рассмеялись, а Черняев повторил:
— Раз надо, так надо. Может, и первое место займем.
С того дня началась организация работ по изучению свойств плутония в Институте общей и неорганической химии АН СССР.

На гребне волны

Один из друзеЙ Резерфорда сказал ему однажды: «Счастливый вы человек, Резерфорд! Всегда на гребне волны». И услышал ответ: «Конечно! Ведь я сам ее создаю … »

Фотография «Три К.»

В кабинете академика С.П. Королева висела фотография, которую он любил. На ней сняты Келдыш, Королев и Курчатов. Называли ее шутя «Три К.», а всерьез знали, что изображение трех крупнейших ученых символично: космический и атомный «К.» не могли бы работать без третьего «К.» — без Келдыша, без математика, без механика.

Против женщин-физиков

И.В. Курчатов чрезвычайно не одобрял присутствия в институте женщин-физиков, считая, что сам характер работы в нем (опасность облучения) делал лаборатории малоподходящим местом для «слабого пола».
Когда ему однажды в связи с этим назвали имена Марии и Ирен Кюри, которые всю жизнь провели в лабораториях, Курчатов, смеясь, заявил, что эти женщины находились в особых условиях, ибо рядом с ними были такие замечательные мужчины, как Пьер Кюри и Фредерик Жолио.

Сатира Ломоносова в защиту учения Коперника

М.В. Ломоносов открыл атмосферу на Венере. В своем сочинении «Явление Венеры на Солнце» (1761 г.) он поместил сатирическое стихотворение, направленное в защиту учения Коперника о движении Земли вокруг Солнца:
Случились вместе два Астронома в пиру
И спорили весьма между собой в жару.
Один твердил: Земля, вертясь, круг Солнца ходит,
Другой, что Солнце все с собой планеты водит;
Один Коперник был, другой слыл Птоломей.
Тут повар спор решил усмешкою своей.
Хозяин спрашивал: ты звезд теченье знаешь?
Скажи, как ты о сем сомненье рассуждаешь?
Он дал такой ответ: что в том Коперник прав:
— Я правду докажу, на Солнце не бывав.
Кто видел простака из поваров такова,
Который бы вертел очаг кругом жаркова?

Прозвище «Дау»

В течение многих лет ученики и друзья Льва Давидовича Ландау называли его «наш Дау». Сам Л.Д. Ландау любил говорить, что имя Дау происходит от французского прочтения его фамилии: Landau — L’ane Dau (осел Дау).

Двусмысленная характеристика

Одна из замечательных черт Л.Д. Ландау: он всегда был самим собой, никогда не важничал.
Академик А.И. Шальников назвал его самым не важным человеком, которого он знал. При этом Дау любил (по его же словам) покрасоваться, т.е. показать себя с наилучшей стороны. И это ему удавалось. Его популяризаторские выступления, всегда очень лаконичные, сопровождались восторженным оханьем слушателей.

Как читать?

Л.Д. Ландау выработал метод, сохранившийся у него на всю жизнь. Он проглатывал огромное количество научных журналов. Но в каждой статье определял только постановку задачи и затем смотрел в конец статьи, чтобы узнать результат.

Оставь место в голове для мыслей!

Изучать физику, по мысли Л.Д. Ландау, значило прежде всего уметь выбирать, что стоит и чего не стоит изучать. Он говорил с улыбкой: «Жизнь короткая, слишком короткая, чтобы браться за безнадежные проблемы; память ограниченна, и чем больше научного мусора будет в твоей голове, тем меньше останется места для великих мыслей».

«Крокодил»

Резерфорда прозвали Крокодилом. Дело в том, что у него был громкий голос и он не умел управлять им. Могучий голос Резерфорда, встретившего кого-нибудь в коридоре, предупреждал тех, кто находился в лабораториях, о его приближении, и сотрудники успевали «собраться с мыслями».

Резерфорд — Капице

15 мая 1936 г. Резерфорд писал своему ученику П.Л. Капице: «Чем труднее работа, тем меньше времени останется на неприятности. Вы же знаете, что некоторое количество блох хорошо для собаки, но я думаю, что Вы чувствуете, что у Вас их больше, чем нужно … »

Авторы — А.В.Хуторской, Л.Н.Хуторская «Увлекательная физика»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *